Фан-сайт фильма Аватар

Slideshow Image 1 Slideshow Image 2 Slideshow Image 3
    Главная » 2011 » Январь » 25 » Интервью Джеймса Кэмерона изданию Der Spiegel.

    15:13
    Интервью Джеймса Кэмерона изданию Der Spiegel.
    Режиссер фильмов "Титаник" и "Аватар" Джеймс Кэмерон (родился в 1954 году) о переменах в Голливуде, ограниченности звездной системы и страхе провала.

    "Шпигель": Гоподин Кэмерон, что говорит о состоянии Голливуда то обстоятельство, что мы встретились здесь, в 10 км от "фабрики грез", на пляже Санта-Моники?
    Кэмерон: Ну, это свидетельствует, во-первых, о моей лени и нежелании тащиться по пробкам. Кроме того, это показывает, что сегодня Голливуд - понятие не географическое. Говоря о Голливуде, мы имеем в виду некий принцип. Голливуд - это определенный менталитет.

    "Шпигель": А что же тогда с географическим Голливудом?
    Кэмерон: Разумеется, географический Голливуд - городок американский, поскольку он находится в США. Но в культурном отношении он давно стал французским, канадским, австралийским и даже немецким. Посмотрите на режиссеров, на исполнителей. Голливуд - произвольный набор помещений, в которых горстка людей висит на телефоне и разговаривает с разбросанными по миру площадками, где действительно снимается кино.

    "Шпигель": И тем не менее Голливуд остается одним из символов Америки.
    Кэмерон: Поверьте, сегодня это лишь средство производства. Моя картина "Аватар" сделала почти три четверти сборов за пределами Америки.

    "Шпигель": Но вы все еще здесь...
    Кэмерон: Да, так получилось, что я все еще здесь. Потому, что у меня есть уютный домик в Малибу, и потому, что я приехал сюда, когда мне было 17 лет. Но не исключено, что и я скоро куда-нибудь переберусь.

    "Шпигель": Джеймс Кэмерон, снявший два самых успешных фильма - "Титаник " и "Аватар", - покинет Голливуд?
    Кэмерон: Я давно покинул Голливуд. Повторюсь: сегодня Голливуд - это только менталитет.

    "Шпигель": Можно подробнее?
    Кэмерон: Знаете, у Голливуда есть хорошая сторона и плохая. Во-первых, это место встречи людей искусства со всего мира, и они приезжают снимать кино, которое выполняет свою задачу повсюду. Это хорошая сторона. О плохой, пожалуй, не стоит...

    "Шпигель": Отчего же?
    Кэмерон: Вас это только разочарует. Блеск, гламур, агенты, интриги, зависть.

    "Шпигель": Вам тоже приходится испытывать на себе чужую зависть?
    Кэмерон: Непосредственно - нет, для этого у меня слишком сильные позиции. Но опосредованно - безусловно. Поверьте, вся эта грязь, которой полны бульварные романы о Голливуде, действительно есть.

    "Шпигель": Значит, молодой актрисе все еще имеет смысл залезть в постель к сценаристу или продюсеру, чтобы получить роль?
    Кэмерон: Откуда мне знать? Я в эти игры не играл никогда. Но могу сказать, что мне лично ни в чью постель залезать не пришлось.

    "Шпигель": Но хотя бы предложения поступали?
    Кэмерон: Все знают, что у меня счастливый брак.

    "Шпигель": Причем пятый.
    Кэмерон: Да, да. Браки иногда распадаются. Это мне хорошо известно.

    "Шпигель": В каком голливудском ресторанчике начинающий сценарист может встретить Джеймса Кэмерона, чтобы вручить ему свой сценарий?
    Кэмерон: Не надо иллюзий. Этого не произойдет никогда. Пойти в некий ресторан, чтобы встретить там Джеймса Кэмерона или Оливера Стоуна? Простите, это бред. Можете считать меня старомодным, но я убежден: чтобы добиться чего-то, нужно работать. Напишите сценарий, и я гарантирую: если он окажется хорошим, то кто-нибудь кому-нибудь его покажет, тот в свою очередь еще кому-то, и так далее.

    "Шпигель": Сегодня редкие блокбастеры снимаются по оригинальным сценариям. Большая часть киноновинок - продолжения, экранизации романов и комиксов или фильмы по мотивам телесериалов. В Голливуде перевелись идеи.
    Кэмерон: Это так. У нас кризис сюжетов. Сегодня собираются снять фильм на основе игры "Морской бой"! Приходишь в отчаяние: в Голливуде воцарился тренд сиквелов или, как мы это называем, франчайзинг. В итоге снимаются продолжения чего-то, что уже популярно. В Голливуде ни для кого не секрет, как важно, чтобы название фильма было брендом еще до выхода картины в прокат. Если бренд уже есть - например, такой, как "Гарри Поттер" или "Человек-паук", - то вы на световые годы опережаете конкурентов. И в этом проблема. Ведь сами бренды становятся смехотворными. Подумать только - "Морской бой"! Это ведет к деградации кинематографа.

    "Шпигель": Ваш фильм "Аватар" это опровергает. Его действие не основывается ни на чем, кроме вашей - похоже, довольно незаурядной - фантазии.
    Кэмерон: Это было для нас главной проблемой. Пришлось не только снимать фильм, что уже было непросто, но и параллельно создавать бренд - до того как картина вышла на экраны. Задача очень тяжелая. Ведь этот фильм не похож ни на один другой.

    "Шпигель": Несмотря на это, ваш рассказ о неиспорченном цивилизацией народе, вынужденном обороняться от технически вооруженных чужаков, был принят во всем мире. Такие общепонятные истории могут появляться лишь в Голливуде. Вы рассчитывали на подобный успех?
    Кэмерон: Да. Моя работа напоминает труд инженера. Создаешь нечто, предназначенное для определенных целей. И если в итоге задуманное удается, то ничего удивительного здесь нет. Я с самого начала знал, каким должен получиться сюжет.

    "Шпигель": Было много политических и философских интерпретаций вашего фильма. По-вашему, "Аватар" - это о чем?
    Кэмерон: История основывается на эмоциональных резонансах и некой тематизированной идее. В какой-то момент человечество сбилось с пути, вступило в конфронтацию с природой. Почувствовать это в своей повседневной жизни может каждый.

    "Шпигель": То есть своим фильмом вы хотите призвать людей почаще бывать на природе?
    Кэмерон: Действие фильма повторяет одну из вечных историй: ты оказываешься в чуждом тебе мире. Постепенно начинаешь смотреть на этот мир иначе, становишься частью его. И тогда ты можешь влюбиться в одну из его обитательниц. Эта тема преследует человечество.

    "Шпигель": Начиная с Адама и Евы.
    Кэмерон: Но здесь есть и нечто большее: исполнение наших тайных желаний. Ведь это Голливуд! Мы хотели бы иметь возможность стать такими, как эти обитатели чуждого мира. Мы хотели бы так же свободно бегать по лесу. И, конечно, мы бы хотели летать. Происходит то, что под силу лишь Голливуду. Если все удается, мы создаем грезы, не менее захватывающие, чем настоящие сны. И зрители буквально переживают ощущение полета. Видят растения, светящиеся в ночи. Понимают, что мир - он живой, такой, каким предстает в их снах.

    "Шпигель": Как это получается?
    Кэмерон: Многие из моих эстетических решений - попытка достучаться до коллективного бессознательного. Я хотел, чтобы эта картина работала на уровне сна, стала своего рода совершенным сном наяву.

    "Шпигель": И снова "фабрика грез".
    Кэмерон: Хоть это и клише, Голливуд всегда был ею. Вспомните 1930-е или 1940-е. В 1939 году люди впервые увидели экранизацию мюзикла "Волшебник страны Оз" в цвете. Знаете, когда Джудди Гарленд открывает дверь в страну маленьких человечков, это как сон наяву. Раньше никто ничего подобного не видывал.

    "Шпигель": Но вместе с тем Голливуд всегда оказывал и сильнейшее влияние на человеческие умы. Вы ощущаете ответственность за идеи, которые прививаете нам?
    Кэмерон: Не стоит преувеличивать силу кинематографа. Он по-прежнему обслуживает сферу развлечений. Но я действительно убежден, что мы несем моральную ответственность за пропаганду добра и за распространение идей, полезных для мира. Пусть даже таких, совсем простых: "Люди, проснитесь! Вдохните аромат кофе!" Ведь сегодня мы убиваем планету.

    "Шпигель": Вы делаете вид, будто блокбастер "Аватар" с бюджетом $2,8 млрд на деле левацкая картина, снятая убежденным хиппи.
    Кэмерон: О, да, именно так. Ретрофутуризм. Я сам никогда не был хиппи, но, разумеется, некоторые идеи конца 1960-х - начала 1970-х наложили отпечаток на мою личность: сексуальная революция, правозащитное движение, холодная война, начало зеленого социального движения, Вьетнам.

    "Шпигель": И все эти вещи, как хорошие, так и плохие, начиная с сексуальной революции и заканчивая войной во Вьетнаме, неизменно находили отражение в Голливуде.
    Кэмерон: Прежде всего, они находили отражение во мне. Все эти события формировали мое видение мира и то, что я хотел сказать. Мое мировоззрение сложилось в 1960-е. "Аватар" восходит непосредственно к моим переживаниям того времени.

    "Шпигель": Удивительно, что вы сняли такой фильм на студии Twentieth Century Fox. Роберт Мердок, которому она принадлежит, не первый год пытается пропагандировать через свои СМИ ультраконсервативные взгляды. Вас это не смутило.
    Кэмерон: Меня - нет. Но, с точки зрения Twentieth Century Fox, это действительно интересно. Вот фильм антикапиталистической, антиимпериалистической направленности, и его финансирует Руперт Мердок. Это великолепно! Такой парадокс возможен лишь в Голливуде. Мы можем обсуждать здесь что угодно. Если здесь и есть какая-то религия, стоящая надо всем, - это деньги. Звучит банально, но если вы приносите прибыль, то все довольны.

    "Шпигель: Мы уже поговорили о кризисе сюжетов. Но надвигается и другая серьезная проблема - звездный кризис. Все больше звезд, раньше обеспечивавших наполняемость кинотеатров, например, Том Хенкс или Николь Кидман, сегодня уже не гарантируют фильму успех.
    Кэмерон: Страх перед звездным кризисом существует в Голливуде, сколько я здесь работаю. Он экзистенциально важен. В какой-то мере этот страх подстегивает Голливуд. Здесь всегда опасались, что звезды, которые есть, перестанут обеспечивать нужный результат. Что они подведут, не справятся. Приходят новые исполнители со своими изюминками, но через какое-то время ситуация повторяется, ничего нового в этом нет. Мне как режиссеру звездная система не нравилась никогда.

    "Шпигель": Громкие имена помогают получить финансирование. Что сказали в киностудии, когда вы заявили о желании снять самый дорогой фильм в истории совсем без знаменитостей?
    Кэмерон: Ну конечно, они были вне себя от радости. Ведь это их обычный менталитет: никаких звезд, все замечательно, приступайте! А если серьезно, когда работа над проектом "Аватар" шла уже не один год, я сказал: ребята, все, конечно, прекрасно, но мне нужен зеленый свет - и немедленно. Началась паника, мне говорят: ладно, зеленый дадим, но нам нужна звезда!

    "Шпигель": Вы отказали?
    Кэмерон: Я ответил, что хочу работать с Зои Солдана, которую тогда никто не знал. В киностудиях всегда приводят один аргумент: дескать, фильм нужно раскручивать, а для этого необходим кто-то, кого можно отправить на ток-шоу. Я сказал: не беспокойтесь, с этим фильмом вы сможете послать на ток-шоу кого угодно.

    "Шпигель": И это восприняли благосклонно?
    Кэмерон: Нет. В киностудиях не любят, когда режиссер начинает учить, как им продвигать их фильм.

    "Шпигель": С кризисом сюжетов ясно, с кризисом звезд тоже - перейдем к трехмерному кино. Вам не кажется, что Голливуд, которому сегодня 100 лет, переживает переломный момент?
    Кэмерон: Может быть. Если вдуматься, в чем заключались серьезные перемены в Голливуде? Всякий раз переломный момент был связан с дополнительным воздействием на органы чувств человека. У людей есть глаза, уши. Чего недоставало первым фильмам?

    "Шпигель": Сначала - звука.
    Кэмерон: Вот именно. И вот где-то в 1920-х годах появилось звуковое кино. Мы видим мир в цвете. Еще 10 лет понадобилось, чтобы кино стало цветным. И вот остался последний шаг: люди видят в трех измерениях. Мы добились прорыва в стереокино. Интересно - правда? - что Голливуду понадобилось 100 лет, чтобы создать адекватную репродукцию мира, каким его воспринимаем мы.

    "Шпигель": Ваша новая техника съемки называется Performance Capture. Нет ни декораций, ни костюмов, движение и мимика исполнителей отслеживаются бесчисленным количеством камер и переносятся в оцифрованном виде в фотореалистичный мир. Вы понимаете нежелание некоторых актеров работать в таком режиме?
    Кэмерон: Нет.

    "Шпигель": Играть приходится в резиновом костюме на пустой сцене. И впоследствии все можно изменить при помощи компьютера.
    Кэмерон: Мне никто из исполнителей не жаловался.

    "Шпигель": Например, Сандра Баллок или Морган Фримен высказывались о технике Performance Capture скептически.
    Кэмерон: С ними я не работал.

    "Шпигель": Значит, вы не понимаете их озабоченность?
    Кэмерон: Должен признаться, у меня самого было множество сомнений, пока я не попробовал работать с исполнителями. Я готовился, что придется все время вести их за руку, постоянно поддерживать их в процессе. Но вскоре я увидел, что актерам нравится. Они были довольны!

    "Шпигель": Правда?
    Кэмерон: Да. И знаете, почему? Сколько обычно длится съемка на обычной площадке? Процентов двадцать времени. И это максимум. Остальное - замеры, расстановка света, приведение в нужное положение кранов. При технике Performance Capture исполнители получают 100% моего внимания. Мы занимаемся исключительно съемкой их игры. Именно потому, что нет ни декораций, ни кранов, ни статистов.

    "Шпигель": Но как можно перевоплотиться в свой образ, если ты стоишь на пустой сцене и облачен в резиновый костюм?
    Кэмерон: Вам приходилось бывать на съемочной площадке? Представляете себе, что видит актер, исполняя свою роль? Горстку типов в наушниках и обвисших штанах! Крановщиков. Прожекторы. То, что они видят, не имеет никакого смысла - заурядная съемочная площадка. Актерам всегда приходится подключать воображение. Даже на традиционной площадке. Иначе они не смогут делать свою работу.

    "Шпигель": Вы не на шутку разошлись!
    Кэмерон: Потому что то и дело приходится слышать: есть настоящее, истинное искусство игры - перед нормальной камерой. И есть какой-то идиотизм, придуманный Джеймсом Кэмероном. Поверьте, когда актерское сообщество поймет, что представляет собой Performance Capture, исполнители будут вне себя от радости.

    "Шпигель": Недавно вы даже предложили снять новый фильм "Грязный Гарри" с участием Клинта Иствуда. Благодаря вашей технике его лицо якобы можно омолодить на 40 лет. Это не шутка?
    Кэмерон: Знаете, не важно, согласится он или нет. Мы лишь продемонстрировали возможности. К счастью, эта система позволила мне добиться успеха.

    "Шпигель": Некоторые называют вас самой влиятельной фигурой в Голливуде. Вы можете добиться всего, чего захотите.
    Кэмерон: Да что вы! Это не так. И вообще, что значит влияние в Голливуде? Власть у тех, кто контролирует сейфы с деньгами. К тому же я уяснил, что влияние в этой странной концепции Голливуда не имеет ничего общего с властью в реальной жизни. Я не могу повлиять даже на собственную собаку. Она не подходит, сколько бы я ни свистел. И дети не чистят зубы, сколько бы я ни просил. О какой власти тут можно говорить?
    "Шпигель": Господин Кэмерон, благодарим вас за эту беседу.

    Филипп Йонке И Ларс-олаф Байер Перевод: Владимир Широков
    Иточник: http://www.profile.ru/items/?item=31545

    Просмотров: 820 | Добавил: Gibson | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 4
    4  
    Я не могу повлиять даже на собственную собаку. Она не подходит, сколько бы я ни свистел. И дети не чистят зубы, сколько бы я ни просил.

    Ога, грустная проза жизни. boring


    3  
    Он молодец :) Ждем Аватар 2 ;)

    2  
    Да. Моя работа напоминает труд инженера.
    У меня с Кемероном много общего!

    Ведь сами бренды становятся смехотворными. Подумать только - "Морской бой"! Это ведет к деградации кинематографа.
    Посмотрел бы он наши россиянские фильмы: параграф 78 или черную молнию- инфаркт бы получил.

    Но не исключено, что и я скоро куда-нибудь переберусь.
    Хоть бы к нам!

    Власть у тех, кто контролирует сейфы с деньгами.
    Тонко намекнул...

    А вообще мне "Шпигель" показался каким-то туповатым.


    1  
    Уважаю Кэма. Человечище.

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    Сайт фанатов фильма "Аватар" © 2011

Счетчики

     CY-PR.com    

Дружественные ресурсы

Фильм АВАТАР кнопка Pandora Форум <Фан сайт фильма АВАТАР>